понедельник, 27 ноября 2017 г.

Как за 6 миллионов купеческое имение в сараи превратили


Пройдемся по Газетному.
Под ЧМ-2018 вдоль этого переулка запланирована пешеходная туристическая тропа и спуск к Дону и потому практически каждое здание здесь уже подверглось чуду «фасадного преображения».Остановимся на участке Газетного – между улицами Баумана и Тургеневской. Здесь расположено бывшее домовладение купца Федора Попова. Это прямо напротив памятника архитектуры – здания Солдатской синагоги.

Нет, ну это просто апогей «капремонта» исторического фонда в этом сезоне!

Началось все с углового здания на Баумана, 43. Буквально за три месяца старенький купеческий дом прим. 1900-го года постройки был превращен в новодельный сарайчик, с кривенькими остатками фасадного декора и закатан толстым слоем штукатурки типа «короед».

Этим летом, когда вокруг дома появились леса, мы наивно полагали, что составители сметы капремонта учли очевидные проблемы его фасада, по карнизу которого шли трещины. Думали, стягивать будут, как минимум. Но что-то пошло не так…
Никто ничего укреплять не стал. Трещины просто «подмарафетили» штукатуркой, заодно уничтожив и русты. Остальное упростили, другое отбили, но в целом, по-простецки замазали полуразвалившиеся детали, что дожили до наших дней.

Нынче проект движется к завершению: «короедная экзема» распространилась и на близлежащие дома, дойдя до Тургеневской и поглотив  кирпичную кладку углового дома.
По-видимому, в головах у составителей смет «ремонта» глубоко сидят  «короедные сараи» вкупе с заборным сайдингом и вот эти мыслеформы они реализуют на практике. Жаль только, что не где-нибудь в загородном коттеджном поселке, а прямо в самом сердце Старого Ростова. Подрядчик же качеством «восстановления» довершает весь процесс… Печальное зрелище.
Как только мы заметили первые странности «ремонта», то сразу же просигнализировали об этом в Департамент ЖКХ. Было это еще в начале августа. Никакой реакции из департамента не последовало и метаморфозы продолжились.

И после второго обращения тоже никаких позитивных сдвигов.
Теперь вот можно наблюдать, например, эволюцию отношения современных строителей к архитектурным формам, которая наглядно иллюстрируется этим фрагментом.
На левом окне сохранился былой декор. Среднее – с частичными утратами, а правое – то, что оставили после «ремонта», никто не стал возиться с элементарным восстановлением форм. 

Мы попросили окружающих и разбирающихся в вопросе горожан сказать несколько слов об увиденном. Вот такие получили комментарии:

Антон Чернобаев, архитектор:
«Это  ******! (очень плохо). Да уж, превратить четыре дома в некий единый мазаный сарай и растянуть его на пол квартала – это надо было еще умудриться. Крайний дом, что на Тургеневскую выходит, он ведь вообще в кирпиче сто лет существовал. А теперь… Кто «прописывает» домам такие убогие технологии? Кто все это контролирует, принимает?  Ко мне иногда приезжают друзья из других городов, просят Старый город показать. Этой траекторией я их уже не поведу – стыдно, если такое увидят»


Сергей Номерков, дизайнер:
«Был старый, дряхлый, но живой домик, а теперь — напомаженный и накрашенный умельцами из «ремонтного морга» трупик»

Роман Сысоев, медиа-деятель:
«Иногда проведываю родственников в селе Поворино (Воронежская область). Магазинчик-сельпо, что возле сельсовета, примерно так же сделали: оштукатурили, аляповато подкрасили, незатейливо подмазали – селяне, вроде, довольны. Очень напоминает места, где я каникулы школьные проводил – ассоциации с детством. Словом, здесь все, как в провинциальной глуши. Если создатели этого ремонта преследовали рождение таких ассоциаций, то они этого с успехом добились»

Меружан Арутюнян, автолюбитель:
«Стоимость этого ремонта, как заявлено в Паспорте объекта – более 6 миллионов рублей! Слушайте, но ведь это стоимость свеженького Maserati! Ей-богу, лучше бы приобрели так сказать «для нужд города» какой-нибудь подобный образец зарубежного автопрома (ну или какое-нибудь ретро-авто подешевле) и поставили бы его в виде мобильного объекта рядом с домом. Он отвлекал бы внимание на себя и радовал бы глаз прохожих, в отличие от этой «новой версии» старого фасада. Улицу бы украсили, заодно»

Варламова Ирина, журналист:
«Наблюдала случайно, как пару недель назад устраивали показ объектов  для губернатора. Демонстрировали ему действительно хорошо сделанные дома на Донской. Интересно, какова бы была его реакция, если бы он увидел этот срам? Идти далеко не надо было – эти дома находятся буквально в 50-ти метрах от того места, куда его привезли. Напротив вот – памятник истории и культуры – Синагога. А по соседству, получается, будет такой своеобразный «памятник антикультуры»! Думаю, выводы губернатора об отношении устроителей капремонта к Старому Городу были бы иные»

Александр Овчинников, знаток истории Ростова:

«Вообще, это какое-то «заколдованное» место. Все здания, которые, с позволения сказать «отремонтировали» в этом сезоне на этом участке квартала – смотрятся просто как издевательство над их историческим видом, да и просто над здравым смыслом. Чего стоит доходный дом Бойченко, превращенный в «оранжевый кубик» возле синагоги, а халтура на здании старообрядческой богадельни и доме Китаева? Теперь вот эти сарайчики, в которые трансформировалось  домовладение купца Попова…  Что вообще происходит?»

А происходит то, что и должно происходить в условиях упрощенного подхода к ремонту и полного непонимания того, что такое историческая среда. 

Уверены, если бы у соответствующих департаментов администрации была бы налажена обратная связь с горожанами и сохранялась бы добрая воля к признанию и исправлению откровенных текущих ляпов капремонта, то ситуацию можно было бы хоть как-то исправить и направить работу строителей в нужное русло. Но, увы, этого практически не происходит.
Впереди новый строительный сезон.
Призываем усилить требования к выбору квалифицированных сметчиков и подрядчиков и организовать элементарный технический и архитектурный контроль над ходом выполняемых работ. Считаем, что тогда многих нелепостей и утрат, произошедших с внешним видом множества исторических зданий в этом сезоне, можно будет избежать в следующем.